Развитие кузнечного дела на Руси

Развитие кузнечного дела на Руси

Кузнечным делом на Руси начали заниматься в VI-IV вв. до н.э. Древние люди били колотушками губчатое железо в холодном состоянии, чтобы удалить из него все примеси. Затем они догадались нагревать металл и придавать ему нужную форму. В X веке появились наземные печи, воздух в которые нагнетался с помощью кожаных мехов. Меха раздувались вручную. Эта работа делала процесс варки очень тяжёлым. По окончании «варки» железа домницу ломали, удаляли посторонние примеси и ломом извлекали из печи крицу. Горячая крица захватывалась клещами и тщательно проковывалась. Проковка удаляла с поверхности крицы частицы шлака и устраняла пористость металла. После проковки крицу снова нагревали и клали под молот. Такая операция повторялась несколько раз. Для новой плавки верхняя часть домницы реставрировалась или строилась заново. В более поздних домницах передняя часть уже не ломалась, а разбиралась, и расплавленный металл стекал в глиняные ёмкости.

Простые кованые изделия изготавливались с помощью зубила. Применялась также технология использования вкладыша и наваривания стального лезвия. К простым кованым изделиям можно отнести: ножи, обручи и дужки для ушатов, гвозди, серпы, косы, долота, шилья, лопаты и сковороды, т.е. предметы, не требующие специальных приёмов. Такие изделия мог изготовить любой кузнец в одиночку. Более сложные кованые предметы: цепи, дверные пробои, железные кольца от поясов и от сбруи, удила, светцы, остроги уже требовали сварки, которую осуществляли опытные кузнецы с помощью подмастерья.

Мастера производили сварку железа, нагревая его до температуры 1500ºС , достижение которой определяли по искрам раскалённого добела металла. Зубилом пробивали отверстия в ушках для ушатов, лемехах для сох, мотыгах. Пробойником делали отверстия в ножницах, клещах, ключах, лодочных заклепках, на копьях (для скрепления с древком), на оковках лопат. Эти приёмы кузнец мог осуществлять только при участии помощника.

Сложным было изготовление топоров, копий, молотков и замков. Топор выковывали с применением железных вкладышей и навариванием полос металла. Копья ковали из большого треугольного куска железа. Основание треугольника закручивали в трубку, вставляли в нее конический железный вкладыш и после этого сваривали втулку и выковывали рожон. Железные котлы делали из нескольких больших пластин, края которых склёпывались железными заклёпками. Операция кручения железа применялась для создания винтов из четырёхгранных стержней. Древнерусские кузнецы X-XIII вв. владели всеми основными техническими приёмами обработки железа и на целые столетия определили технический уровень деревенских кузниц.

К IX-X вв. в Киевской Руси уже существовало ремесло вотчинное, деревенское и городское. В XI век русское городское ремесло вступило с богатым запасом технических навыков. На тот момент деревня и город были разобщены. Обслуживаемая ремесленниками деревня жила небольшим замкнутым мирком. Район сбыта продукции был крайне мал: 10-15 километров в радиусе. Городские кузнецы были более искусными мастерами, чем деревенские. С начала существования Киевского государства они проявляли высокое мастерство ковки из железа и стали самых различных предметов – от тяжёлого лемеха и шлема с узорчатым железным кружевом до тонких игл, стрел и клёпаных миниатюрными заклёпками кольчужных колец. Помимо кузнечного ремесла они владели слесарным и оружейным делом.

Городские кузницы, так же как и домницы, обычно располагались на окраине города. Оборудование городских кузниц отличалось от деревенских большей сложностью. Городская наковальня позволяла, во-первых, отковывать вещи, имеющие пустоту внутри, например, племя, втулки копий, кольца, а самое главное ― она допускала применение ассортимента фигурных подкладок для поковок сложного профиля. Такие подкладки широко применяются в современном кузнечном деле при выковке кривых поверхностей. Некоторые кованые изделия, начиная с IX-X вв., носят следы обработки при помощи таких подкладок. В тех случаях, когда требовалась двусторонняя обработка, очевидно, применялись и подкладка, и зубило-штамп одинакового профиля, чтобы поковка получалась симметричной. Подкладки и штампы применялись и при изготовлении боевых топоров. Ассортимент молотков, кузнечных клещей и зубил у городских кузнецов был разнообразнее, чем у их деревенских собратьев: от небольших до огромных.

Древнерусские городские кузницы, слесарные и оружейные мастерские в X-XIII вв. имели: горны, меха, простые наковальни, наковальни с отрогом и вырезом, вставки в наковальню (различного профиля), молотки-кувалды, молотки ручники, молоты-секачи (для перерубания) или зубила, молоты-пробойники (бородки), ручные зубила, ручные пуансоны, клещи простые, клещи с крючьями, клещи малые, тиски (примитивного типа), напильники, точила циркульные. При помощи этого разнообразного инструмента, не отличающегося от оборудования современных кузниц, русские мастера готовили множество различных вещей. В их числе сельскохозяйственные орудия (массивные плужные лемехи и сошники, плужные ножи, косы, серпы, топоры, медорезки); инструменты для ремесленников (ножи, тесла, долота, пила, скобели, ложкари, пуансоны и фигурные молоточки чеканщиков, ножи к рубанкам, кронциркули для орнаментации кости, ножницы и др.); бытовые предметы (гвозди, ножи, окованные ковчежцы, дверные пробои, скобы, кольца, пряжки, иглы, безмены, гирьки, котлы, очажные цепи, замки и ключи, корабельные заклепки, кресала, дужки и обручи ведер и др.); оружие, доспехи и сбруя (мечи, щиты, стрелы, сабли, копья, боевые топоры, шлемы, кольчуги, удила, шпоры, стремена, плети, подковы, арбалеты).

Первоначальная полная замкнутость ремесленников начинает нарушаться. Особое развитие получило производство оружия и военных доспехов. Мечи и боевые топоры, колчаны со стрелами, сабли и ножи, кольчуги и щиты вырабатывались мастерами-оружейниками. Изготовление оружия и доспехов было сопряжено с особенно тщательной обработкой металла, требовало умелых приёмов в работе. Изготовление кольчуг было трудоёмким делом. Технологические операции включали: ковку железной проволоки, сварку, соединение и клёпку железных колец. В IX-X веках кольчуга становится обязательной принадлежностью русского доспеха.
Русские шлемы-шишаки склёпывались из железных клиновидных полос. К такому виду шлемов принадлежит известный шлем Ярослава Всеволодовича, брошенный им на поле Липецкой битвы 1216 г. Он является прекрасным образцом русского оружейного и ювелирного дела XII-XIII веков. Традиция сказалась в общей форме шлема, но в техническом отношении он сильно отличается от шлемов IX-X веков. Весь корпус его выкован из одного куска, а не склёпан из отдельных пластин. Это сделало шлем значительно более лёгким и прочным.

Образцом ювелирной работы в оружейной технике XII-XIII веков является лёгкий стальной топорик князя Андрея Боголюбского. Поверхность металла покрыта насечками и на эти насечки (в горячем состоянии) набито листовое серебро, поверх которого нанесён орнамент гравировкой, позолотой и чернью. Овальные или миндалевидные щиты делались из дерева с железной сердцевиной и железными оковками. Особое место в кузнечном и оружейном деле занимала сталь и закалка стальных изделий. Даже среди деревенских курганных топоров XI-XIII веков встречается наваренное стальное лезвие. Твёрдость стали, гибкость, лёгкая свариваемость и способность воспринимать закалку были хорошо известны ещё римлянам. Но наварка стали всегда считалась труднейшим делом во всей кузнечной работе, т.к. железо и сталь имеют различную сварочную температуру. Закалка стали, т.е. более или менее быстрое охлаждение раскалённого предмета в воде или иным способом, тоже хорошо известна древним кузнецам Руси.

В XII веке развитие ремесла продолжается. В металле русские мастера воплотили причудливую смесь христианских и архаичных языческих образов, сочетав всё это с местными русскими мотивами и сюжетами. Посадские мастера подражают изделиям придворных мастеров. В XIII веке создаётся ряд новых ремесленных центров со своими особенностями в технике и стиле. Во второй половине XII века и в XIII веке, несмотря на неблагоприятные условия феодальной раздробленности, русское ремесло достигло наиболее полного технического и художественного расцвета. Новгородские мастера оружейного дела , применив новую технологию, стали изготовлять клинки сабель гораздо большей прочности, твёрдости и гибкости.

Ковка имела особый расцвет на Руси в XVI, XVII и XVIII веках. При Иване Грозном труд кузнецов был исключительно ручным, но русские мастера поставляли в войска кованые пушки. Постепенно производство их совершенствовалось. В XVIII в., при Петре I, было построено большое количество оружейных заводов, где широкое применение получили ковочные рычажные молоты с водяным приводом. К середине XIX в. появились паровые молоты, на смену которым в наше время пришли гидравлические машины (прессы).

Особых успехов художественная ковка достигла в России в XVII — XIX вв. Своеобразие русских национальных традиций неразрывно связано с историей государства, требованием господствовавших в различные периоды архитектурных стилей, мастерством русских архитекторов и скульпторов, кузнецов и литейщиков.

Первоначально главным объектом труда кузнеца считались рядовые бытовые предметы. Особый интерес представляют собой кованые светцы. Светец ― это металлический стержень, имевший в верхнем конце расщепление, в который вставлялись длинные лучины. Чтобы стержень с лучиной стоял вертикально, к его нижнему концу прикреплялся тяжёлый обруч. Во избежание пожара светец ставился в ведро с водой. Это простое изделие, не занимавшее много времени на изготовление, давало возможность для композиционных экспериментов и технологических проб. Неудивительно, что всё новое в технологии русской ковки для архитектуры бралось из результатов опытов изготовления элементарных бытовых изделий.

Постепенно кузнецы начали украшать свои изделия узорами и завитками. Со временем вместо стержня бралась железная полоса, её края надрубались и закручивались в тонкие валюты, верхний конец также разрубался и таким образом создавались неповторимые композиции.

В последствии все наработанные приёмы перекочевали в архитектурные работы. Сначала это были решётки в небольших нишах, потом такие же элементы перешли в крупные проёмы и пространства.

Основной рост уровня художественных кузнечных работ наблюдался в XVII в., когда Москва из деревянной постепенно становилась каменной. Кузнечное мастерство проникало не только в церковную, но и светскую архитектуру. Часто решётки XVII в. имели один модуль, который многократно повторялся. Отдельные элементы скреплялись либо кузнечной сваркой, либо кузнечной клёпкой.

XVШ в. внёс много нового в изготовление металлических решёток. Применяются все доселе известные кузнечные способы обработки металла. Строгие по силуэтам элементы усложняются глубиной пространства. Могут появиться маски, звёзды, цветы, солнце и др. вырубленные из жести детали. Если решётки XVII в. составлялись из повторяющихся модулей и это наиболее соответствовало последнему периоду древнерусского каменного зодчества, то XVIII век принёс другой стиль ― русское барокко. Он отмечается более круглым масштабом декора, на общий ритм архитектуры как бы накладываются крупные гирлянды или ветви. Такова же и лепнина здания. Ковка будто бы рвалась в усложнённое рельефное решение. К тому же Россия обзавелась большим количеством оружейных заводов, где налаживалось литейное производство, тесно связанное с рельефным искусством. Неудивительно, что успешное освоение чугунного литья стимулировало активное производство чугунной скульптуры и архитектурных деталей декора. Появляются уникальные чугунные решётки. Модели к таким решёткам создавались великими русскими архитекторами. Прекрасный пример тому ― Чугунные ворота в Толмачёвском переулке в Москве.

В оградах конца XVIII в. сочетались кованые элементы с литыми. XIX век можно считать веком гармонии. Под влиянием стиля «классицизм» создавались целые пространственные композиции из металла на балконах, оградах особняков. Причём литых элементов могло быть очень немного, они уже выглядят как драгоценные вставки в кованой оправе. Гениальные русские архитекторы Бове, Жилярди, Казаков и Баженов создали проекты невероятно изящных композиций, которые были исполнены мастерами высочайшего класса.

В XX веке основным направлением художественной ковки становится модерн. Рисунок кованых деталей становится антисимметричным, ковка всё чаще используется в сочетании со стеклом, металлом, камнем и гипсом, достигает большой выразительности. Постепенно в архитектуру на смену декоративному кованому металлу приходит прокатный профиль круглого, квадратного и прямоугольного сечения кузнечно-штампованный металл. Начинается век индустрии, век шаблонов, секреты русской художественной ковки забываются.

В советский период 1930-1960 гг. ковка уступает свои позиции художественному литью. Очень много архитектурно-пространственных композиций из металла украшают официальные государственные и общественные здания. Большая роль в период после 1960 года по-прежнему отводится литью. Очень много горячей штамповки. В конце концов, профессия кузнеца начала медленно, но верно вымирать, даже в реставрационных кругах. В 70-х годах XX в. кованый металл вызвал неожиданный интерес у скульпторов, т.к. изделия из листового металла были дешевле литых. Металлическая основа для таких работ делалась из профильного металла. Примером такой композиции являются часы Центрального театра кукол, автором которой является скульптор Шаховский. Скульптура создавалась с явным применением старинных мотивов ковки. Вводились целые композиции, которые вошли в понятие «графическая скульптура». Создаются новые решётки строгого геометрического стиля.

Кованые изделия и элементы декора переживают в XX веке вторую молодость. С развитием промышленности художественная ковка и некоторые её процессы были автоматизированы. В последние десятилетия художественная ковка не только возрождается, но и обретает популярность среди ценителей искусства, старинных изделий и состоятельных людей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *