КУЗНЕЦ И ЕГО ИНСТРУМЕНТЫ

КУЗНЕЦ И ЕГО ИНСТРУМЕНТЫ

Кузнец, каким бы большим художником он ни был, должен был, занимаясь своим ремеслом, оставаться скромным рабочим для того, чтобы иметь возможность воплотить в железе, путем тяжелого и упорного труда, свои технические возможности, художественное чутье и замыслы. Кузнечное искусство, таким образом, это ремесло обработки железа, поскольку это труд, отличающийся высокой специализацией и тесно и напрямую связанный с подлежащим обработке материалом. Несмотря на это, было бы правильным и уважительным называть кузнецов мастерами художественной ковки, именно в связи с тем, кузнец проявлялся как художник во владении сложными, самостоятельно разработанными, эксклюзивными технологиями, и для того, чтобы подчеркнуть то обстоятельство, что этот труд требует мастерства и особого художественного дарования.

Одной самых больших особенностей мастеров было умение обработать железо, сохранив естественную грубость материала и выразительный отпечаток молота. Железо должно было оставаться железом, обрабатываться огнем и молотом, которым только и дозволялось оставить свою печать на готовом изделии.

  «С железом нужно обращаться, как с женщиной: оно кажется неподатливым и строгим, но добавь немного огня, и оно станет мягким, как воск; когда вам кажется, что оно отказывается подчиняться, не надо сердиться на него и колотить в гневе; нужно найти к нему правильный подход и приласкать». Этот совет давал своим ученикам Алессандро Мадзукотелли (Лоди 1865 — Милан 1938) знаменитый ломбардийский мастер художественной ковки, а для самых непослушных добавлял: «Как со своей зазнобой с железом обращайся, понял?».

Кузнецы работали в стиле, свойственной их эпохе, даже если иногда, возможно, возвращались за несколько веков к формам, оставшимся в прошлом. С другой стороны, будучи мастерами, которым было не занимать изобретательности, они создавали изделия, художественное выражение которых не всегда было привязано к моде, но являлось проявлением их собственных творческих способностей. Они были способны своим трудом трансформировать личный вкус в необходимое произведение искусства.

Наковальни из кованого железа. Северная Италия, Северо-восточные области, XVIII и XVII вв. Левая состоит из прямоугольной станины с глазком; рог пирамидальный квадратный с одной стороны, круглый конический с другой; корпус выступающий; ножка ступеньками, в верхней части корпуса видны два клейма изготовителя. Ее размеры: длина 31 см, высота 21 см, ширина 20 см; размеры правой наковальни: длина 17 см, высота 17 см, ширина 16 см.

Рассмотрение данного феномена должно привести нас к размышлениям о месте кузнечного дела в истории искусства и о художественной оценке произведений из кованого железа. Кстати, о размышлениях, стоило бы провести научные изыскания, чтобы выяснить: почему, как в эпических легендах, так и в народной традиции кузнецы часто имеют облик карликов или калек; почему одинаковый, с лишь незначительными вариациями, уровень кузнечного мастерства объединяет и север, и юг; почему сохранились имена основных художников, скульпторов и архитекторов каждой эпохи, но ничего или почти ничего неизвестно о большинстве мастеров художественной ковки даже в тех случаях, когда им удавались произведения искусства столь высокого качества, что им бы могли позавидовать признанные художественные жанры.

Невероятно, сколько усердия было необходимо для выполнения этой тяжелой работы; достаточно вспомнить, например, что приблизительно до 1000 г. нашей эры кузнецы располагали лишь немногочисленным ручным оборудованием, таким, как: горн, мехи, наковальня, молоты, тиски, клещи, кувалды, резцы, пробойники, клинья и элементарные напильники и пилы по металлу.

Гастон Башелар (Бар сюр Об 1884 — Париж 1962), один из самых тонких философов нашего века так сказал об этом великом усердии: «С помощью молота рождается искусство быстрого движения, начала стремительных сил, рождается точно осознанная воля. Радостна сила кузнеца, уверенная в своей «полезной мощи».

С течением веков, с новыми требованиями моды кузнецу, кроме собственно кузнечного дела, пришлось изучить искусство резьбы, инкрустации по металлу (насечки), гравировки и даже скульптуры.

К старым инструментам добавились новые, как то: пила по металлу, скребок, гравировальный резец, полировальный инструмент и чекан.

Кузнечные тиски из кованого железа. Ломбардия (Лекко), XIX в. Снабжена пружиной и кронштейном для крепления на рабочей плоскости; подписана «Одобес» на передней и задней части губок. Общая высота 115 см, ширина захвата губок 14 см.

С введением гидравлических машин, которые приводили в движение необъятные мехи и огромные вертикальные молоты, мастерская поменяла свой облик, а мастера были вынуждены усилить специализацию настолько, что ветви профессии получили даже разное название: Magistri clavarii (ключных дел мастера) и Fabri ferrarii (кузнецы по железу).

Первое направление занималось выделкой ключей (clavis), замков и сопутствующих скобяных изделий;

Основные инструменты, использовавшиеся кузнецами.

1)Молоты:

а) Ударная поверхность;

b) Боек;

с) Рукоять.

2)Резцы, пробойники, гравировальный инструмент;

3)Горн и мехи;

4)Клещи;

5)Фигурные клинья или штампы;

6)Тиски:

а) Неподвижная губка;

b) Подвижная губка;

с) Кронштейн для крепления.

7)Напильники, фильеры, острия для разметки, отмычки и метчики;

8)Наковальня:

а) Круглый конический рог;

b) Глазок;

с) Стол;

d) Квадратный пирамидальный рог;

е) Корпус;

f) Ножка;

g) Опора.

Горн — это очаг, в котором раскаливают железо; мехи — это инструмент, который подает поток воздуха, необходимый, чтобы раздуть огонь; молоты разных форм и размеров и наковальня нужны для ковки железа, наряду с горном, они являются самыми употребительными инструментами; клинья с устьями разных форм (штампы), вставлялись в глазок наковальни и использовались для придания металлу различных форм.

 

Второе — производством кузнечных изделий, необходимых в строительстве: дверных и прочих решеток, балконов, лестниц, заграждений…

Для защиты собственных экономических интересов, охраны своих рядов и прогресса мастерства кузнецы объединялись в корпорации и гильдии.

Некоторые надписи на древнеримских памятниках о наличии в Милане корпорации кузнецов уже в те времена; это доказывает, что гильдии раннего Средневековья являются продолжением гораздо более древних корпораций.

Даже великие мира сего не могли противостоять очарованию и магии этого искусства. В каждой их эпох ремесленные мастерские посещались и находились под защитой королей князей и правителей, которые с удовольствием наблюдали за совершением этой тяжелой и трудной работы. Во Франции, например, Карл IX (1550 — 1574), французский король с 1560 года, сам был достаточно талантливым изготовителем замков;

Людовик XIII Бурбон (1601 — 1643) посвящал свое время художественной ковке. В Нанте король Станислав I Лещинский (1677 — 1766), бывший польский король, бежавший во Францию (1719), содержал при дворе собственного кузнеца Жана Ламура.

Людовик XVI (1654 — 1793), обожавший замки, был, возможно, первым коллекционером ключей, и сам изготавливал качественные замки.

При английском дворе кузнец имел честь сидеть за столом с королем и королевой, при этом с ним обращались, как с чиновником высокого ранга.

В Милане Галеаццо Висконти (1347 — 1402), Правитель Милана с 1378 по 1395 год и первый его Герцог с 1395 по 1402 год, предложил дружбу и неприкосновенность Симону де Куррентибусу, так же за несколько лет до этого он поступил с Джованни Меравильей, прозванным Анонимусом.

Лоренцо I Медичи, прозванный Великолепным (Флоренция 1449 — Кореджи 1492), часто посещал мастерскую ворчуна Никколо Гроссо по прозвищу Капарра (Задаток).

Такой интерес к мастерам художественной ковки со стороны людей могущественных, образованных и тонких, вызывался, безусловно, не любопытством, а убежденностью в том, что художественная ковка была способна к созданию настоящих шедевров, настоящих произведений искусства, наряду с так называемыми «старшими» видами искусств.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *